Учебное заведение для девиц

2008-05-26 15:47:05
С 1862 года это здание на бывшей Нестеровской улице (ныне ул. Советская, 1) украшает центр города Ставрополя. Построено оно было специально для первого женского учебного заведения на Северном Кавказе - училища (впоследствии гимназии) Св. Александры. Здесь девочкам не только давали образование, но и учили, как стать доброй женой, хорошей матерью семейства, скромной и попечительной хозяйкой.

Ни одно событие в далеком 1849 году в городе Ставрополе не отмечалось с такой особенной помпой, как открытие женского училища Св. Александры. Для губернского начальства это стоило огромного нервного напряжения и немалых материальных расходов. Еще бы! Сам наместник Кавказа светлейший князь Михаил Семенович Воронцов прибыл на торжество, да не один, а с пышной свитой, в которой были высокие гражданские и военные чины. В праздничном зале трепетали от волнения юные ученицы -девочки с косичками, с белыми бантами и в белых фартучках. Перед ними в ряду приглашенных стояли важные особы: военный губернатор Завадовский, гражданский губернатор Волоцкий, епископ Кавказский и Черноморский преосвященный Иеремия. Но особое восхищение вызывала самая почетная гостья - княгиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова. Ее супруг, назначенный царем на должность наместника Кавказа, обратил внимание на полное отсутствие учебных заведений во вверенном ему крае. Богатые семьи отправляли своих дочек учиться в столичные институты (в Смольный институт благородных девиц, например), а «недостаточные родители» и мечтать не могли о таком для своих чад. Кавказскому наместнику приходилось решать непростые задачи, как обустроить в хозяйственном и культурном отношении эту почти дикую окраину России. Военные действия в горах тоже требовали постоянного внимания (Кавказская война закончится только через 20 лет). Вот и попросил князь свою жену взять на себя заботы о распространении образования среди местных женщин, обещая всякое содействие со своей стороны. Елизавета Ксаверьевна, красавица и умница, добрейшего характера человек, первым делом организовала в Тифлисе (ныне Тбилиси), где была резиденция наместника, женское благотворительное общество святой Нины и при нем учебное заведение. Узнав от ставропольского губернатора, что в губернском центре девочкам абсолютно негде учиться, княгиня Воронцова начала активно действовать по тифлисскому образцу. Сначала в Ставрополе было создано благотворительное общество. Причем княгиня, искушенная в придворных хитросплетениях, нашла верный ход: она напрямую обратилась к императрице Александре Федоровне, супруге Николая I, чтобы она приняла под свое покровительство общество с именем Св. Александры. Местная женская «тусовка», жены губернаторов, предводителя дворянства, статских и военных генералов, видя, какие великосветские дамы возглавили это дело, потянулись с солидными пожертвованиями. Свою лепту внеси и ставропольские купцы. На собранные средства было вскоре открыто женское училище Св. Александры.
Училище было двухклассным, но грызть гранит науки в нем надо было шесть лет, поэтому воспитанницы учились по три года в каждом классе. В первый год были приняты 57 девочек, большинство из них были пансионерками (не путать с пенсионерками). Это означало, что они состояли на полном пансионе, то есть содержались за счет благотворителей. В тот время учительниц женского пола в городе не было, поэтому уроки проводили учителя из мужской гимназии. В первый год они это делали совершенно бесплатно. Безвозмездно преподавал в училище священник, оказывал услуги медик, снабжал лекарствами аптекарь, шил платья портной, доставляли питание воспитанницам казаки. Вот ведь какое это было богоугодное заведение. Для полного счастья не хватало только собственного здания. Но какие щедрые меценаты жили в то время в Ставрополе!

Предприниматель и купец Лавр Ермолаевич Павлов на свои деньги в начале Нестеровской улицы выстроил прекрасный трехэтажный каменный дом специально для женского училища, с пожеланием, чтобы в это заведение «по-прежнему принимались дети всякого звания беднейших родителей и преимущественно круглые сироты». Все было предусмотрено в этом большом доме для учебы и проживания учениц: светлые кабинеты, широкие коридоры, уютные спальни, самоварная. Была, разумеется, и учительская. Эти помещения располагались на верхних этажах, а на нижнем, цокольном - кухня, столовая, прачечная.
Желающих учиться здесь девочек с каждым годом становилось все больше. В конце 19 века училище преобразовали в Александровскую семиклассную гимназию. В течение нескольких десятилетий в стенах этого заведения прилежные ученицы скрипели перьями, усердно выводя буквы, ставили кляксы в тетрадках. Дочери дворян и чиновников, казаков и священников, купцов и мещан получали знания и правильное воспитание в христианском духе. Их приучали к полезному труду, что помогло бы им в скромном домашнем быту. Урок рукоделия входил в перечень обязательных предметов. А вот французским, немецким и армянским языками, рисованием, танцами, гимнастикой, пением и музыкой воспитанницы занимались по желанию после основных занятий (как бы факультативно). В свободное время девчонки играли в крокет и лапту, любили качели, прыгалки, мячи и «гигантские шаги». Взрослые воспитанницы могли продолжить учебу в дополнительном классе - педагогическом. За 20 рублей в год девица получила профессиональное образование, становясь дипломированной домашней наставницей или домашней учительницей. Купить ручку parker на такое жалование было трудно, но это был гарантированный кусочек хлеба для тех, кому не от кого было ждать помощи в самостоятельной жизни. Далеко не все из них подходили под определение «гимназистки румяные». Со старых музейных фотографий на нас смотрят очень разные девушки: пухленькие и худенькие, озорные и печальные, наивные и мудрые. По традиции выпускницы гимназии обязательно заказывали в фотоателье свои фотопортреты и дарили их другу на память. На обороте - пожелания и воспоминания: «Ляле от Рисы. Вспоминай почаще нашу жизнь, все наши баловные похождения, все наши толкания во время разговоров... Вспоминай всю нашу честную компанию, «наши хурды-мурды», шляпу с виноградом...» А кому адресовано это страстное восклицание от скромной на вид гимназистки: «О! Люблю, люблю до безумия!»? А как сложилась судьба этой очаровательной барышни, на фотографии которой надпись:«На чужой стороне вспоминай обо мне, а я где ни буду - тебя не забуду». Приближались грозные годы войн и революционных перемен.
А пока Александровская гимназия, ставшая одним из самых престижных учебных заведений на Кавказе, расширялась и процветала. Улучшался и внешний облик здания. С двух сторон были сделаны пристройки, угловая часть надстроена шестигранным куполом с крестом. Здесь располагалась гимназическая церковь, в память об основательнице, княгине Воронцовой названной во имя Св. Елизаветы. В этой церкви гимназистки молились и исповедовались, посещали праздничные и поминальные службы. Когда скоропостижно скончалась жена губернатора Зиссермана, бывшая председателем благотворительного общества им. Св. Александры, гроб с ее телом был на целые сутки поставлен в эту церковь. Как выяснилось, губернаторша болела дифтерией. С тех пор в течение нескольких лет чуть ли ни каждую зиму пансионерки стали болеть и умирать от этой инфекции (но это уже другая история с хорошим концом). Александровская гимназия оставалась рассадником женского образования до 1920 года. Новая власть, в целом боровшаяся со всем старым, закрыла и женскую гимназию, начав бороться с неграмотностью другими средствами, через ликбезы и советские школы. В здании бывшей гимназии сначала расположилась красноармейская часть, потом - партийная школа, где готовили комиссарские кадры, чуть позже - штаб военного округа. На куполе вместо креста установили пятиконечную звезду. Немецкие оккупанты облюбовали мощное строение под штаб одной из воинских частей вермахта. Перед отступлением из

города гитлеровцы подожгли здание. После войны его восстановили, надстроили еще один этаж, дополнили балконами, украсили декоративными элементами. Знаменитая гимназия стала 96-квартирным жилым домом.

Заместитель директора СГМЗ
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве
А.П. Акопьян