Дом ставропольского адвоката Ивана Панова

2008-05-26 15:45:48
Ничто не появляется из ниоткуда и ничто не уходит в небытие. Это относится и к оригинальному дому в стиле «модерн», принадлежавшему адвокату Ивану Николаевичу Панову и его супруге Нине Ивановне (в девичестве Попко). Здание возвели на бывшей Вельяминовской улице (ныне Дзержинского, 127) в начале Первой мировой войны. Его появлению предшествовала такая семейно-городская история.

Жил-был один старик в Ставрополе - на - Кавказе почти в самом конце XIX века. И не было у него ни жены, ни детей. А жил он небедно. Старик-то был генералом Кубанского казачьего войска, предводителем дворянства всей Ставропольской губернии. Звали его Иваном Попко, был он сыном войскового казачьего протоиерея Диомида. Позади у Ивана Диомидовича осталось беззаботное детство в станице, трудная учеба в бурсе и духовной академии, боевая служба в Черноморском войске, храброе участие в сражениях Кавказской и русско-турецкой войн, разумное управление Карской областью... Но природа щедро наградила его не только воинскими талантами, но и большим писательским дарованием. С юных лет любил Иван литературу, собирал книги на разных языках, писал стихи, затем перешел и к более серьезным научным трудам. Все свободное время он посвящал чтению, письму, изучению старых архивов. Образованного генерала, знавшего в дополнение к родным для него украинскому и русскому еще шесть языков, мало удовлетворяла рутинная служба. Ах, как он любил «сказанья старины глубокой» о своих славных предках, о героических деяниях и походах терских и кубанских казаков! Стал Иван Попко лучшим знатоком и писателем казачьей истории, труды его были напечатаны и высоко оценены даже в Петербургской академии наук.
Несмотря на все свои заслуги, оставался генерал простым, застенчивым и добрым человеком. Казаки в станицах называли его не иначе как «родным отцом». И в губернском центре, где Иван Диомидович поселился после долгой ратной службы, жители его знали и почитали, как человека великодушного и надежного. Поэтому, наверное, на ступеньках именно его ставропольского дома в одно прекрасное утро какой-то несчастной матерью был оставлен плачущий младенец. Подкидыш оказался хорошенькой девочкой, которую назвали Ниной, и немолодой уже генерал после недолгих раздумий ее удочерил. Иван Диомидович очень полюбил свою приемную дочь, но не суждено было ему дожить до ее совершеннолетия. Горожане проводили с почестями в последний путь заслуженного казачьего генерала, похоронив в ограде Успенского кладбища. Нина Ивановна Попко стала единственной наследницей ставропольского предводителя дворянства.
Вокруг юной богатой барышни крутились, конечно же, женихи высокого ранга, но ее сердце покорил присяжный поверенный, то есть адвокат, Иван Панов - «рыцарь живого слова», человек умный, с юридическим университетским образованием. За него и вышла замуж Ниночка. Адвокатской деятельностью Панов занимался при Ставропольском окружном суде вместе с известным просветителем Григорием Николаевичем Прозрителевым. Адвокаты перед вступлением в должность принимали присягу, поэтому и назывались присяжными. Для них естественно было желание иметь прочный успех и широкую сеть клиентов, а это приобреталось опытностью, знаниями, безукоризненным добросовестным отношением к людям. Немаловажным было и расположение адвокатской конторы. Иван Николаевич планировал обзавестись большим домом недалеко от суда, в центре города. Наверное, провинциальному адвокату на собственные гонорары эту мечту вряд ли удалось бы осуществить. Но вкупе с приданым жены, генеральской дочки Нины Ивановны, в самом начале XX века

Панов покупает очень удачное усадебное место Федюшиных с одноэтажным домом буквально в нескольких шагах от перекрестка с Театральной улицей. Старый дом через некоторое время был снесен, а проект нового дома заказан известному в Ставрополе архитектору Адриану Петровичу Булыгину.
В 1914 году перед обывателями предстало довольно-таки неординарное строение. Здание в два этажа, с очень высокими окнами, арками, колоннами, балконами и многими архитектурными деталями было построено из местного камня-ракушечника в «хитовом», как сказали бы сейчас, стиле «модерн». Крыша дома была невидна, ее закрывали три совершенно разных замысловатых башенки, придававших всему строению устремленность ввысь. Несомненно, эта оригинальная постройка стала украшением города. Как обычно, второй этаж был жилым, там поселились супруги Пановы. Нина Ивановна разместила здесь богатейшую библиотеку генерала Попко, часть которой тогда же передала в городскую Ставропольскую публичную библиотеку. Нижний этаж сдавался в аренду, здесь вели прием нотариусы, врачи и сам хозяин дома - адвокат Панов. Но счастье было непродолжительным.
Большевики, взявшие власть в свои руки, рассматривали юристов, и, особенно адвокатов, в качестве раздражителей, они не вписывались в представление новых управленцев о защите классовых интересов. В ноябре 1917 года деятельность присяжных поверенных на основании Декрета советской власти была отменена. Право на частную собственность, как известно, тоже. В экспроприированном доме оставшегося не у дел адвоката Панова в начале 20-х годов по распоряжению здравотдела разместили электро-свето-водолечебницу. На черно-белых снимках тех лет в сохранившемся в краевом музее фотоальбоме можно видеть поправляющих там свое здоровье тружеников, тружениц и их детей. Пациенты, принимающие процедуры, выглядят на фотографиях вполне счастливыми. В ставропольской физиолечебнице, благодаря первому ее директору, талантливому организатору и врачу Дмитрию Сергеевичу Тулинову, была установлена самая современная по тем временам аппаратура. В светокабинете - кварцевые лампы, соллюкс, прожектор; в электрокабинетах - статистический душ, приборы для диатермии и дарсанваля; при термолечении использовались световые колпаки и ванны, фены, лампы по Минину, аппараты по Линдеману. Во дворе в кирпичном флигеле действовала грязелечебница.
С годами менялись техника и медперсонал, улучшались условия приема больных, но неизменным в течение уже более восьмидесяти лет остается местонахождение уникального городского лечебного учреждения - физиополиклиники. Правда, само здание выглядит сейчас не таким выдающимся, как раньше. После того, как во время обстрела города в августе 1943 года пострадали верхние башенки, строители, не долго мудрствуя, при восстановлении сделали их одинаковыми и симметричными. Арочный въезд во двор был преобразован в помещение с большим окном, рядом появилась массивная пристройка...
Все в городе забыли, что когда-то это был дом адвоката. И если вспомнить, что в переводе с латинского «advokatus» - это «призванный» защищать, то можно сказать, что здание, о котором шла речь, изменило только свою профессию, а цели и задачи остались теми же. Но в отличие от адвокатов, защищающих права человека, медицинские работники призваны защитить здоровье людей.

Заместитель директора СГМЗ
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве
А.П. Акопьян