Сказочный дом провизора.

2008-05-26 15:40:41
Жемчужиной градостроения, сказочным дворцом называли в Ставрополе здание, построенное в начале XX века на углу Николаевского проспекта и Архиерейской улицы (ныне пр.К Маркса и ул. Голенева). И это не особняк какого-то богатого купца или знатного вельможи, а необходимое всем гражданам учреждение -аптека. Вот уже сто лет сюда приходят за лекарствами страждущие горожане.

Казалось бы, что особенного было в заказе, полученном ставропольским архитектором Адрианом Петровичем Булыгиным в 1907 году - спроектировать аптеку. Но место, где планировалось возводить здание, ко многому обязывало: центральный проспект города, где уже построены многочисленные богатые купеческие особняки, доходные дома и магазины. Все дома каменные и красивые, а земельные участки недалеко от Нижнего базара неимоверно дорогие. Адриан Булыгин хотел создать на своем любимом проспекте, где прошло все его детство, такое строение, которое бы удивило всех, какого никто не видел, да и не принято было в ту пору в архитектуре повторяться. Булыгин был купеческим сыном, родился в Ставрополе, но профессии своей учился в Москве. Молодой архитектор шел в ногу со временем, поэтому свой проект аптеки он разработал в новом для той поры стиле «модерн». Заказчик, человек весьма состоятельный, разбиравшийся в модных веяниях, остался доволен, утвердил и оплатил проект, и незамедлительно приступил к строительству. Интуиция ему точно подсказала, что месторасположение на оживленном перекрестке и необычный внешний вид дома будут работать на его личную прибыль. Спонсор всей этой задумки и владелец 3-ей вольной аптеки, провизор Израиль Абрамович Пейсахович, буквально за пять лет до этого события приехал в Ставрополь. Здесь уже занимался врачебной частной практикой его родной брат Давид. Раньше они небедно жили с родителями в Варшаве, там же окончили Императорский университет. Израиль получил высшее фармацевтическое образование, а брат - медицинское. Здесь, на Северном Кавказе, работы для таких специалистов хватало.
К началу XX века количество населения Ставропольской губернии достигло миллиона человек. Поток переселенцев из центральной России и Украины на плодородные хлебные земли не прекращался. Но с медицинским обеспечением дело обстояло совсем плохо. На огромной территории губернии работали всего 46 врачей и 11 больниц. Выручали аптеки, которые зачастую брали на себя тяжелое и ответственное бремя оказания первой медицинской и скорой помощи. Но даже так было не всегда. Когда Ставропольскую крепость начинали строить, лишь природа-матушка помогала несчастным заболевшим. Благо, вокруг на необъятных степных просторах с ранней весны до поздней осени буйствовали, будто специально засеянные, целые поля лекарственных трав: чебрец, мята, душица, шалфей, зверобой. Можно было и указ Петра I не выполнять, повелевшего когда-то около каждого города «аптекарский огород» высаживать. У нас тут все само росло, да в промышленных объемах. Долго время больной народ обращался за помощью к травникам, бабкам-знахаркам и к ... цирюльникам. Им разрешалось кровь пускать, удалять больные зубы, продавать и приставлять в нужные места пиявок и пластыри. На территории крепости была кладовая с лекарственными препаратами - казенная аптека для воинов Кавказской линии. Частные (или вольные, как их официально назвали) аптеки для мирных граждан появились спустя десятилетия после основания города.
Создать свое аптечное дело было непросто. Не имело смысла за него браться не имевшим звания провизора и без диплома о высшем фармацевтическом образовании. Местные чиновники тоже особой роли в получении разрешения не играли, так как прошения об открытии аптек в городах империи рассматривались и утверждались в столице, в Министерстве внутренних дел. В Ставрополе в 1840 году была открыта «Привилегированная вольная аптека». Ее основателем стал немец из Тифлиса провизор

Федор Шенберг. На весьма выгодном месте, на Армянской улице (ныне ул. Шаумяна) около Нижнего рынка, он начал успешно торговать медицинскими препаратами хорошего качества. Эта аптека получила название 3-ей вольной. Сколько у нее хозяев сменилось в течение долгой жизни! После Шенберга владельцами ее стали купец Илья Бобасинов и его супруга Евва. Затем дворянин Ричард Орловский, а с 1897 года - провизор Яков Минц. Он сделал свою аптеку самой известной в городе и губернии. Во многом способствовал этому его помощник - доктор Эрнст. Он изобрел элексир долголетия и сам стал его живой рекламой. В возрасте 97 лет доктор был резв и вел активный образ жизни, занимался верховой ездой. Сколько бы он еще прожил - неизвестно, но не повезло долгожителю - упал с разгоряченной лошади и скончался. Оригинальный рецепт настойки из 38 местных лекарственных трав, к сожалению, был утрачен. Минц к тому времени, в 1904 году, решил продать аптеку со всем ее имуществом. Вот тут-то судьба и направила в наш город богатого покупателя - Израиля Пейсаховича. Он владел аптекой девять лет. За это время было привезено новое оборудование из Германии для изготовления лекарственных препаратов, заказана аптекарская мебель, и самое главное — состоялся переезд самой аптеки в новое восхитительное здание. Одновременно сюда вселились и соседи: в южное крыло фельдшерско-акушерская школа, а в северное -частный родильный приют.
Даже сейчас невозможно оторвать глаз от этого модернового сооружения. Впечатляет многообразие декоративных деталей фасада, формы и размеры окон (первоначально в них были вставлены зеркальные корабельные стекла!), витражи, мозаичная облицовка из голландской плитки, купольная башенка с часами над главным входом. Внутреннее устройство аптеки архитектором и провизором было продумано до мелочей. Каждое помещение имело свою специфику: рецептурная, лаборатория, материальная комната, хранилища на чердаке и в подвале, торговый зал... Весь дом обогревался газом, был установлен телефон, проведены водопровод и электричество. Вечерами, когда в аптеке включали хрустальные люстры под потолками и бра на стенах, и в окнах сиял свет, дом приобретал вид сказочного замка. Такая аптека по всем показателям стала лучшей в городе. В этом, несомненно, заслуга Пейсаховича. И если бы он не продал весь дом купцу Венецианову и не сдал свое детище внаем в 1913 году земляку из Варшавы, Ивану Байгеру, то еще неизвестно, чье имя сохранилось бы в названии аптеки.
Иван Генрихович возглавлял аптеку до 1917 года. За небольшой срок он и новые идеи воплощал в жизнь, и старые традиции не забывал. Здесь по-прежнему продолжали готовить лечебные пилюли, мази, микстуры из природного сырья и из химических препаратов. Одновременно в продаже были импортные готовые лекарства, предметы санитарии и гигиены, минеральные воды, а так же оптика, косметика и парфюмерия. В годы Первой мировой войны аптечные работники приготавливали сверх нормы большое количество лекарств для госпиталей и лазаретов. Самого Байгера горожане уважали за его неравнодушное отношение к вопросам экологии: он был противником устройства туберкулезной больницы в Бибердовой роще (где сейчас находится горбольница №2).Болезнь сердца заставила Байгера оставить дела и уехать из города, но за аптекой уже прочно закрепилось название «байгеровской».
В годы гражданской войны аптеку грабили по очереди то красные, то белые. Купец Венецианов в это смутное время, когда у власти были деникинцы, перепродал чудо-дом и усадьбу Ставропольскому губернскому Союзу кредитных и ссудно-сберегательных товариществ. Этот акт купли-продажи был аннулирован большевиками в 1920 году. Аптеку национализировали и переименовали в 1-ую Советскую, потом в 3-ю, перед войной дали № 103. Слева и справа в здании в разное время размещались штаб Красной гвардии, торговый техникум, учреждения крайпотребкооперации, кооперативный институт, магазины. И только аптека продолжала здесь работать бессменно, оставаясь, по большому счету, всегда первой и центральной.

Заместитель директора СГМЗ
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве
А.П. Акопьян