Постой, паровоз!

2008-05-26 15:38:36
1 января 1897 года к перрону еще совсем новенького ставропольского вокзала впервые прибыл поезд.

Это были годы «российского железнодорожного чуда», когда на смену вековым гужевым трактам приходили рельсовые пути. Нешуточные дискуссии разгорелись и в Ставрополе в конце XIX века: завершалось строительство долгожданной железнодорожной ветви от станции Кавказской, а горожане и правление Владикавказской железной дороги никак не могли прийти к единому мнению, где же возвести здание вокзала. Жители города считали, что всем будет спокойнее, если поезда будут проходить подальше от центра губернской столицы, поэтому предлагали вокзал поставить в верхней, еще необжитой пригородной зоне. Но умудренное опытом руководство железнодорожного общества настаивало на нижней части города, где с момента основания крепости традиционно проводились ярмарки и никогда не прекращалась торговая деятельность. Наконец, в марте 1894 года в местной газете опубликовали окончательное решение: «Спор из-за выбора места для вокзала, обострившийся между представителями Холодного родника и Ярмарочной площади до степени чуть не площадной брани, разрешился в пользу благоразумного меньшинства, стоящего за Ярмарочную площадь, как наиболее целесообразного места для вокзала».
С этого момента жизнь на огромном пустыре (ныне район цирка) стала бить ключом. Крестьяне со всей губернии привозили сюда на подводах зерно и пригоняли скот на продажу, здесь были построены ссыпные ямы и мукомольные мельницы, скотобойни и склады, хранилища для угля и чугунно-литейный завод («Красный металлист»). Вдоль железнодорожного полотна выросли жилые дома и служебные постройки. Центром всего пристанционного торгово-агропромышленного комплекса стал вокзал. Строили его при участии ставропольских архитекторов М. Бржезицкого и С. Лазарева. Элементы декора вокзала перекликались с внешним видом находящейся недалеко Триумфальной арки. Оба сооружения символизировали собой врата города.
В самом начале своей истории наш железнодорожный вокзал выглядел иначе, чем сейчас. Это было длинное здание из красного кирпича, с возвышающимися двухэтажными зубчатыми башнями, и отчасти напоминало средневековый замок. «Вокзал был устроен так, что на платформу нужно было проходить через зал 3-его класса. В зале лежал, толпился народ, около кассы стоял жандарм с завязанной щекой; в противоположно открытые окна тянуло сквозняком. Тут же на десятичных весах, передвигая гирьку, вешали багаж и через оцинкованный прилавок перебрасывали хрустящие корзины, перевязанные веревками, и угловатые сундуки... Асфальт платформы был смешан с голышниками; солнце выделяло их на черном фоне, и они блестели, как лакированные. Между рельс стояли черные масляные лужицы; невдалеке тянулись низкие пакгаузы с меловыми надписями на дверях». Таким предстает ставропольский вокзал в повести Ильи Сургучева «Губернатор». Писатель часто бывал Москве и Петербурге, где печатались его произведения, и в театрах с успехом шли постановки по его пьесам. Добирался известный драматург до столиц поездом. Он был поклонником этого самого скоростного по тем временам вида транспорта и даже возглавил в 1910 году железнодорожную комиссию, которая отстаивала идею строительства новой линии Армавир - Ставрополь - Петровское (Светлоград). Вот его впечатления от прибытия поезда на наш вокзал: «Раздался свисток... Скоро послышалось тяжелое, отрывистое, утомленное дыхание. С остервенением, как очень голодный зверь к мясу, вылетел из-за поворота паровоз, мелькнули цветные вагоны, еще слитые в одну полосу; что-то зашипело, обдало всех белым теплым паром; перед глазами уже тихо проплывали, разделившись, синие, желтые и зеленые пятна». Очевидно, цвет вагона определял его класс: более состоятельные

пассажиры путешествовали в вагонах первого и второго классов, а народ попроще, соответственно, - третьего. Поехать можно было как в плацкартном, так и в специальном спальном вагоне, как говориться, по деньгам. Внутри пассажирский вагон был разделен на отделения (купе), на дверцах отделений полагалось устанавливать трафареты с указателем « 1 кл.» и «2 кл.». В отделениях первого класса продавались места только на нижних полках. Кстати, незнакомых мужчин и женщин в одно отделение не размещали, правда, при нехватке мест это правило нарушалось. В сохранившемся в музее «Расписании пассажирских поездов Владикавказской железной дороги» за 1912 год в разделе «Дамские отделения в спальных вагонах» говорится: «Если в вагоне имеется свободное отделение, которое пожелает занять пассажирка, то отделение это с помещением туда дамы обращается в дамское. Дамское отделение считается таковым, пока в нем находится хотя бы одна дама». В поездах уже в то время было электрическое освещение и постельное белье.
Билеты, как и сейчас, можно было купить предварительно, за 45 дней. Надо сказать, упомянутое расписание меня удивило и тем, что в те стародавние времена, оказывается, из нашего Ставрополя были прямые рейсы в Ростов - на - Дону и в Екатеринодар (нынешний Краснодар). Между прочим, что примечательно, и сто лет назад до Кавказской из Ставрополя поезд шел тоже пять часов - столько же, сколько и в наше время! А ведь тащил пассажирский состав всего-навсего паровоз, в топку которого кочегар вручную подбрасывал уголь. На старой черно-белой музейной фотографии начала XX века около перрона нашего вокзала запечатлен пятиосный паровоз -«компаунд» (с системой двойного расширения пара), разработанный по американскому образцу специально для Владикавказской железной дороги. Этот тип паровоза предназначался для тяжелых пассажирско-курьерских поездов при продвижении по дороге со многими подъемами и крутыми поворотами, чем и отличался рельеф местности на Кавказе.
Почти полвека наш вокзал исправно выполнял свои функции, встречая и провожая пассажирские, товарные, курьерские и почтовые поезда. Прочное здание простояло бы еще не один десяток лет, но было разрушено гитлеровцами в период временной оккупации. Сразу же после освобождения Ставрополя, уже в начале 1943 года городские власти приняли решение восстановить здание вокзала. Буквально через четыре года на месте руин выросло новое строение, возведенное по проекту талантливого архитектора
Н. Чекмотаева. Стены вокзала украсила оригинальная лепнина, в том числе и нa железнодорожную тематику с изображением паровозов. Пассажиры опять приобретали билеты в кассах, до прихода своего поезда коротали время в просторном зале ожидания, где был буфет, или отдыхали в популярном ресторане «Юг».
Наш вокзал некоторые склонны считать конечным пунктом железнодорожного пути, но это - с какой стороны посмотреть. Скорее, для многих ставропольцев он стал отправной точкой не только в путешествиях, но и в жизненных начинаниях.

Заместитель директора СГМЗ
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве
А.П. Акопьян