Меснянкины, они же Костянины...

2008-05-26 15:36:51
Кто в городе Ставрополе не знал купцов Меснянкиных? Да что там в городе - в губернии весь торгующий люд был наслышан об этой крепкой династии. И даже в России о них узнали, благодаря ставропольскому писателю Илье Сургучеву, который в пьесе «Торговый дом» показал жестокий мир этой семьи, дав своим героям фамилию Костянины.

Меснянкины, обосновавшиеся в Ставрополе с самого начала XIX века, поколение за поколением, жили-поживали, да добра наживали. Какими способами они богатели, история умалчивает, но за сто лет семейство это вошло в пятерку самых состоятельных ставропольских кланов. О купцах, вообще, разное говорили. С одной стороны, им верили на слово в торговых сделках, даже документы можно было не оформлять. С другой стороны... Не зря же их Гоголь называли «протобестиями», «надувалами морскими» Князь Долгоруков два века назад тоже нелестно о купцах отзывался, но оправдывал их реалиями того времени: «Никакой независимостью купечество не пользовалось - одни взятки могли его оградить от произвола. Поневоле купец стремился прежде всего нажиться и в способах не стеснялся. О коммерческом кредите и доброй репутации не приходило в голову заботиться, да и было не до того. Сверху давило рабство, снизу царил обман, мошенничество совмещалось с самым высоким положением; что же удивительного, что купцы были по большей части мошенники...» О наших Меснянкиных известно, что они создавали свой первоначальный капитал потом и кровью.
Их предприимчивый предок, крестьянин из Калужской губернии Семен Данилович Меснянкин, пешком пришел на Кавказ примерно в 1810-х годах. Из имущества у него была лишь котомка за плечами, а в ней сухарики, да немного деньжат. Занимался он здесь тем, что покупал скот и перегонял его в Москву. Поднажился он на этом деле и был принят в купеческую гильдию. Купил деревянный дом на Большой Черкасской в Ставрополе, завел семью. Сыновьями бог его не обидел. Все пошли в родоначальника -деловые, ухватистые. Потомки, преумножая дедовский капитал и держась вместе, создали мощную семейную фирму «Торговый дом Прокофий Меснянкин с сыновьями». Семейное предприятие росло, ширилось и процветало. Многочисленные представители этого известного купеческого рода были людьми очень богатыми. Они торговали кожевенными и железно-скобяными изделиями, мануфактурой и бакалеей, лесом и дегтем, скотом и шерстью. Им принадлежали кирпично-черепичные производства, сыроваренные заводы в Медвеженском уезде, виноградники по реке Кума, рыбозавод на Тереке, склады, торговые лавки, магазины, гостиничные дома. Вокруг Ставрополя, в так называемых экономиях, выращивался меснянкинский скот, который продавали на ярмарках. Меснянкины скупали недвижимость, возводили различные строения, были владельцами особняков не только в родном Ставрополе, но и в Ростове-на-Дону, Армавире. В губернском центре братья Александр и Иван Прокофьевичи открыли в 1910 году грандиозный зрелищно-торговый центр, назвав его «Пассаж». В сохранившемся оригинальном здании этого заведения на пр. К. Маркса и сейчас продолжает царить бог торговли Меркурий. Не будет преувеличением сказать, что «Пассаж» с расположенными в нем магазинами, театром и рестораном стал самым посещаемым местом в городе. Сюда стремились попасть не только горожане, но и приезжие, ведь в двух шагах находился Нижний базар, а в двадцати минутах ходьбы -железнодорожный вокзал.
В деловых кругах Меснянкиных ценили, их даже не раз избирали членами учетно-ссудного комитета Ставропольского отделения Госбанка. Но вот в народе о них говорили: «Люди они тяжелые, упрямые. Из папаши родного сало вытопят». Именно таким показал этот купеческий клан в пьесе «Торговый дом» известный писатель Илья Дмитриевич Сургучев, который жил недалеко от «Пассажа», на Ясеновской улице. Фамилию главных действующих лиц автор по законам жанра изменил, назвав купцов Костяниными. Но читавшие пьесу земляки не без труда узнавали в них Меснянкиных. Сургучеву хотелось бы, чтобы спектакль о неприглядных нравах этой семьи был поставлен в нашем городе, но прототипы главных героев сделали все возможное, чтобы это не произошло. Даже подали в суд на драматурга. Пьеса «Торговый дом» с огромным успехом прошла в Петербурге, Москве и других городах России, но не в Ставрополе.
При всем при том, Меснянкины в жизни были богобоязненными людьми, и свои капиталы не только на себя тратили. Прокофий, к примеру, огромные деньги, 25000 рублей серебром, положил в банк с благой целью - на проценты с этой суммы был основан и содержался при Софиевском соборе в Ставрополе приют «Убежище для бедных имени Прокофия и Марии Меснянкиных». Жертвовались ими деньги на благоустройство храмов и монастырей. Было известно и о неравнодушном отношении представителей этой богатой семьи к искусству. На Николаевском проспекте они построили театр «Модерн» на 600 зрительских мест и один из первых залов для показа кино на 200 мест. Хозяева очень старались увеличить доходы: фильмы здесь показывали самые свежие и остросюжетные, спектакли здесь ставились с участием столичных актеров. Один из московских режиссеров вспоминал, как при заключении контракта владельцы театра Меснянкины категорически заявили: «Не привезешь красивых актрис — прогоришь. Народ не станет ходить в театр. Да и мы не пойдем». Репертуар «Модерна», очевидно, постоянно привлекал внимание ставропольской публики, что в итоге печально сказалось на конкурентах - купец И.Т. Иванов вынужден был закрыть свой Зимний театр и переоборудовать его под гостиницу. А еще Меснянкины на Александровской улице (ныне ул. Дзержинского) приобрели необыкновенно роскошный особняк, где открыли музыкальный салон. Концертные выступления приглашаемых музыкантов и певцов оплачивали из своих средств. Это ли не меценатство?
Вот такими разными были деяния купцов Меснянкиных, в их жизни мы ясно видим две стороны медали. Но все внезапно оборвалось в годы революции. Почти никто из большого рода Меснянкиных в водовороте тех событий не уцелел. Кто-то был сослан в Сибирь, кто-то и вовсе канул в небытие, как, впрочем, и все российское купеческое сословие.

Заместитель директора СГМЗ
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве А.П. Акопьян